Здесь должен находиться великолепный флэш-ролик. Если ролик не видно - установите Flash Player.

Новости

 
10 ноября 2014 г.

Исследователям из Англии, США и Голландии удалось обнаружить в крови мышей факторы, которые позволяют предсказать, разовьется ли у данного животного депрессия после стресса из-за столкновений с более агрессивной особью. Оказалось, что устойчивость к такому стрессу определяется количеством лейкоцитов в крови животных, а также количеством интерлейкина-6, который выделяют лейкоциты.

Депрессия — это не просто состояние печали, в которую периодически впадают некоторые люди из-за своего неумения или нежелания наслаждаться жизнью. Депрессия — это объективное состояние, характеризующееся снижением настроения на продолжительный срок (в частности, утратой способности переживать радость), нарушениями мышления (преобладает пессимистичный настрой) и двигательной заторможенностью. В депрессию могут впадать не только люди, но и многие животные. Что касается людей, то для них депрессия — настолько распространенное и вредное явление, что, по подсчетам американских исследователей, она обходится экономике США в 50 миллиардов долларов ежегодно (по данным на 2003 год). Исследования депрессивных расстройств не только дают человечеству новые препараты, но и помогают обнаружить интересные взаимосвязи между различными системами организма.

Уже давно появлялись данные о связи психических состояний и иммунной системы. К примеру, для состояний депрессии и тревожности характерно повышение уровней цитокинов в периферических тканях (то есть вне центральных систем, например, головного мозга). Цитокины — это сигнальные молекулы, которые выделяются в основном лимфоцитами — клетками иммунной системы. Благодаря передаче сигналов через различные цитокины, клетки иммунной системы действуют согласованно между собой. Кроме того, с помощью цитокинов иммунная система может взаимодействовать с нервной и эндокринной (гормональной) системами. Но как связаны между собой повышенный уровень цитокинов и депрессивное состояние психики — что является причиной, а что — следствием, — до сих пор оставалось неясным.

В качестве модели авторы обсуждаемой работы выбрали мышей. Оказалось, что они вполне подходят для изучения таких, казалось бы, человеческих проблем. Стрессовую ситуацию для мышей создавали, подсаживая их в клетку к более крупным и агрессивным особям (рис. 1). Воздействие такого рода называют «стрессом из-за социального поражения». Всего десять минут в день в течение десяти дней — и у большинства мышей, подвергшихся такому испытанию, появляются характерные признаки депрессии. Один из них — это ангедония (уменьшение стремления к удовольствиям). У людей она проявляется в снижении мотивации к действиям, приносящим удовольствие, например, к спорту и другим хобби. Для мышей измеряют более приземленный признак — предпочтение более сладкого раствора. Чтобы выяснить, проявляется ли ангедония у мыши, к ней в клетку ставят две поилки — одну с более сладким, другую с менее сладким растворами. Каждый день в поилках измеряют уровни жидкости. Если после какого-то воздействия изменилась доля потребления этих двух растворов и мышь стала пить меньше более сладкого раствора, значит она потеряла вкус к жизни и ангедония налицо.

Рис. 1. Клетка для постановки эксперимента со стрессом от социального поражения. В одном из отделений этой клетки проживает подопытная мышь, которую исследуют на стрессоустойчивость, а в другом — мышь-агрессор (специально подобранная крупная мышь, которая склонна нападать на более мелких мышей). Каждый день мышь, которую исследуют на подверженность стрессу, подсаживают на 10 минут в отделение к мыши-агрессору. Чтобы мыши не привыкали друг другу, подопытных мышей каждый день пересаживают в другую клетку, в то время как мыши-агрессоры постоянно живут в одной и той же клетке.

Среди других признаков — тревожность и расстройства метаболизма, проявляющиеся зачастую в увеличении веса. Но ключевой и несомненный признак депрессии — это стремление избегать социальных взаимодействий. У мышей это свойство проверяют, сажая животное в большую клетку, в стене которой есть зарешеченное окошко, за которым находится другая мышь. Если мышь в клетке избегает подходить близко к окошку, то считается, что она избегает социальных взаимодействий (рис. 2). В этом эксперименте важно, что мышь за окошком не может причинить никакого вреда мыши, которая находится в клетке, так что нет поводов бояться подходить к ней близко. Однако большинство мышей, подвергавшихся регулярному общению с мышами-агрессорами, впоследствии избегают подходить к другим мышам, даже если непосредственной опасности для них нет. Мышей, которые избегают социальных взаимодействий после общения с агрессорами, называют «чувствительными», а мышей, у которых такого избегания не развивается, — «устойчивыми».